8 июня 1:52
Автор: Татьянка Московская Рубрика: Здоровье Комментариев нет

Почему в компании мы съедаем больше? Ответ оказался не так прост



Решили пообедать с другом, и в конце трапезы выяснилось, что вы не в силах отказать себе в дополнительном десерте… Почему на наш аппетит так влияет то, один вы за столом или в компании?

С вами такое часто случалось? Помните эти веселые обеды с друзьями — да-да, те самые, когда выходишь из-за стола и понимаешь, что съел явно больше, чем надо? А помните, бывало и наоборот: вы не заказали сладкое только потому, что никто этого не сделал? Возможно, первое, что приходит в голову — свалить все на влияние окружения. Это из-за наличия за столом других людей и их поведения мы либо переедаем, либо отказываем себе в чем-то.

Действительно, исследования, которые проводились в течение нескольких десятилетий, подтверждают простую истину: в компании мы едим больше и часто заказываем (или не заказываем) те блюда, которые заказывают (или не заказывают) остальные. Но каков механизм этого влияния, и можем ли мы использовать его для того, чтобы перейти на более здоровую пищу? А может даже и для похудения?

Еще в 1980-х исследования психолога Джона де Кастро послали первый сигнал: общество влияет на то, как мы едим. К 1994 году де Кастро собрал дневниковые записи более 500 человек, записывавших, какие блюда они ели и социальный контекст, сопровождавший эти приемы пищи (в компании это происходило или в одиночестве).

Ученого удивило, что люди съедали больше, когда обедали в группах. Эксперименты других исследователей также показали: в компании люди съедали на 40% больше мороженого и на 10% больше макарон и говядины, чем когда ели в одиночестве.

Так что же расширяет рамки нашего гастрономического удовольствия, когда мы обедаем с кем-то? Такие причины, как голод, настроение или застольные беседы, были отвергнуты де Кастро и другими учеными.

Исследования показали: когда мы в компании, наш обед длится дольше, и в эти-то дополнительные минуты мы и съедаем больше, чем требует наш организм.

Наблюдения за поведением посетителей различных кафе и ресторанов показали, что чем больше группа, тем дольше она обедает. А вот когда время обеда ограничено определенными временными рамками, то разница между большими и маленькими компаниями пропадает.

В эксперименте 2006 года ученые собрали 132 человека и дали им либо 12, либо 36 минут на то, чтобы есть печенье и пиццу. Участники ели либо в одиночестве, либо парами, либо в группах из четырех человек.

Выяснилось, что внутри ограниченного отрезка времени люди съедали одинаковое количество пищи — независимо от размера компании. Этот лабораторный эксперимент обеспечил наиболее наглядное доказательство того, что количество времени, проведенное за столом, означает большее количество съеденного.

Вероятно, когда мы обедаем с друзьями, мы не склонны никуда спешить — и поэтому просим принести нам еще кусочек чизкейка.



И даже до обеда, еще на этапе выбора блюд, когда мы знаем, что компания будет большой, мы заказываем больше. Это следует из наблюдений за посетителями одного из итальянских ресторанов: чем больше была компания, тем больше было пасты и десерта.

Обеды в обществе других людей, судя по всему, влияют на наш аппетит, и мы в таких случаях уже заранее считаем, что сможем себе позволить лишнего.

Такие наблюдения помогли специалисту по продуктам питания Питеру Херману сформулировать его «гипотезу пира»: потакание собственным слабостям — органичная часть приема пищи в компании, и мы любим находиться в компании частично из-за того, что можем съесть больше, не чувствуя по этому поводу угрызений совести.

Более того, исследования показывают, что радость трапезы в компании можно испытывать, даже если ваш компаньон ненастоящий. Японские ученые предложили участникам эксперимента есть попкорн в одиночестве — либо перед зеркалом, либо сидя перед глухой стеной. Те, кто ел сидя перед зеркалом, получили гораздо больше удовольствия от еды. Не потому ли во многих ресторанах на стенах зеркала?

Но иногда мы едим в компании меньше. Наше желание потакать своим слабостям может натолкнуться на необходимость вести себя должным образом, чтобы не вызвать осуждения окружающих. Мы также можем следить за тем, как едят другие, и подражать им. Такое поведение называется социальным моделированием.

Примеров вышеперечисленному множество, и их можно найти в разных исследованиях. Полные дети в компании едят меньше, чем когда остаются одни. Молодые люди с избыточным весом съедают больше печенья, когда находятся в компании таких же, как они — но все меняется, когда они в компании людей с нормальным весом.

В университетских кафе женщины съедают меньше, когда с ними за столом мужчины, но едят больше в чисто женских компаниях.

Исследование поведения людей в разных районах США показало, что на количество заказанного десерта влияет даже то, насколько упитан обслуживающий вас официант.

В ходе одного из исследований 2014 года выяснилось, что на поведение женщин за столом сильнее влияют присутствующие мужчины. Кроме того, в ходе трапезы мы берем пример с тех, кто, как мы считаем, похож на нас.

Пока у нас недостаточно исследований для того, чтобы понять, откуда в ходе эволюции взялась привычка есть, учитывая социальный контекст. Возможно, нашим предкам, охотникам и собирателям, склонность к соблюдению общественных норм (читай: не есть больше других) облегчала процесс справедливого распределения пищи.

А привычка есть то же самое и так же, возможно, помогала детям понять, какая пища безопасна и сытна, а какую лучше избегать, считает профессор Бирмингемского университета Сюзанн Хиггс, изучающая психологию питания.

К сожалению, поскольку в современной жизни чипсы и сладости подстерегают нас повсюду, все наши стандарты питания летят под откос.

Люди склонны есть то, что едят в их ближайшем окружении, и, похоже, опасность располнеть их часто просто не беспокоит.

В таких слоях общества порой «трудно понять, кто страдает ожирением, поскольку таковых большинство», говорит Сара-Джин Сэлви, доцент кафедры профилактической медицины Университета Алабамы.

Сэлви изучает социальные аспекты еды и ожирения. «Когда людям сообщают, каким должен быть их нормальный вес (согласно индексу массы тела), некоторые так удивлены, что воспринимают это как ошибку, как что-то невозможное», — рассказывает она.

Смещение общественных норм в сторону приемлемости большей массы тела может частично объяснять, почему многие рано или поздно набирают вес, полнеют.

По данным Всемирной организации здравоохранения, примерно один миллиард человек на планете страдает ожирением, в том числе 340 млн детей. К счастью, здоровое питание не противоречит нашему желанию есть в компании друзей, которые более упитанны, чем мы.

Для начала нам надо признать, что наши привычки в еде формируются в значительной степени под влиянием общества. Затем мы должны развить в себе привычку осознанно относиться к тому, что именно и сколько мы едим, и научиться управлять ситуацией — например, обойтись без салата или десерта.

Правда, если Питер Херман прав в том, что мы рассматриваем прием пищи в компании как настоящий пир и используем его для потакания собственным слабостям, то сознательное ограничение аппетита может пойти наперекор нашей природе и станет практически невозможным, когда человек по другую сторону обеденного стола решит заказать себе чизкейк…



Хочешь получать статьи этого блога на почту?
Новые статьи блога
Комментариев нет

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: