29 марта 5:14
Автор: Татьянка Московская Рубрика: Правильное питание Один комментарий

Об управлении любовью



Об управлении любовью

«Внимание: вы окружены любовью! Предлагаем бросить оружие, поднять руки вверх и сдаться» Народная мудрость 

Интересно, какие эмоции вызвал у вас этот заголовок? Удивление? Возмущение? Или всё-таки радость? Потому что сама по себе идея о том, что такой «нежной материей» как любовные чувства можно управлять, как-то не прижилась ни в обыденном сознании, ни в современной науке.

Сергей Ковалев: как управлять любовью

И ныне, первая из этих двух вышеперечисленных «сфер» предпочитает рассматривать эту самую любовь как нечто роковое, грозовое и стихийное: что-то типа шквала, торнадо или «идеального шторма», над которым человек в общем-то не властен (дай Бог при всём этом уцелеть, так что нормальному человеку в любовные волнения лучше даже и не соваться…). А вторая ответственно предлагает рассматривать управление сферой любовных отношений исключительно с точки зрения обуздания (а то и уничтожения…) соответствующих чувств. Совершенно не принимая во внимание то, что, и без того донельзя обузданные отягощениями и обусловливаниями, современные люди, наоборот, нуждаются в их – любовных чувств – СОЗИДАНИИ. Поскольку страдают не от избытка любви, а от её недостатка. И оказываются просто неспособными к полноценным любовным чувствам…

Здесь, естественно, возникает вопрос: а что это такое – полноценная любовь? Знаете, ответов может быть множество. От данного автором древнего трактата «Ветви персика» определения любви как слияния трёх влечений: души (порождающей дружбу), ума (порождающего уважение) и тела (порождающего влечение). И до многочисленных и высокомудрых предположений и предложений по этому поводу современных его коллег, истово (и неистово…) пытающихся загнать волшебную птицу любви в клетку научных представлений. Однако, есть и у «учёной братии» вполне даже работающие модели любовных чувств. К числу которых следует отнести трёхкомпонентную теорию любви Р. Стернберга.

Данный автор вполне даже резонно предположил, что тремя, так сказать, составляющими означенного высокого чувства являются близость, страсть и обязательства. При этом первый «компонент» (близость) включает в себя чувства сопричастности, единства и связанности. Второй (страсть) – собственно влюблённость наряду с сексуальной привлекательностью. Ну, а третий (обязательства) подразумевает решение оставаться с партнёром (это в краткосрочной перспективе…), а также предполагает совместные планы на будущее и совместные же действия и достижения (а это уже в перспективе долгосрочной…).



В соответствии с этой моделью мы, «играя в любовь», имеем дело с восемью её вариантами (некоторые из которых и считать-то таковыми не стоит…): в полном соответствии с нижеприведенной таблицей.

Об управлении любовью

Из вышеперечисленного наглядно следует, что подлинным любовным чувством может считаться только совершенная любовь, предполагающая наличие и близости, и страсти, и обязательств. Однако, может ли она появиться у людей, которые буквально искалечены средой и родительским программированием, «подарившим» им запрет на любую близость; сознание опасности страсти; а также полного нежелания брать на себя хоть какую-то ответственность за другого?

Но то, что для психолога, возможно, послужило бы только основанием для многочисленных горестных сентенций по поводу несовершенства мира и человеческих нравов, лично для меня явилось этаким психотерапевтическим вызовом. И я с удовольствием спроектировал модуль (систему алгоритмизированных психотехнологий) создания или восстановления способности к любви. Так сказать, «тактически», основанный на пошаговом восстановлении недостающих компонентов совершенной любви по вышеописанной модели, а «стратегически» — на постепенном и последовательном выведении людей из Страха в Любовь. Или, точнее, из Жизни в Страхе в Жизнь в Любви…

Отечественные авторы (А. Овчаров и В. Мегедь) умудрились не просто дополнить, но и развить известную всем древнегреческую классификацию типов любви (эрос, модус, сторгэ, прагма, маниа и агапэ), связав их с соционическими типами (а к одному из шестнадцати этих типов мы, хоть ты тресни, но безоговорочно принадлежим…). В результате у них получилась следующая «классификация».

Сторгэ – любовь-нежность, включающая глубокое понимание и сострадание.

Агапэ – жертвенная и идеалистическая любовь, в основе которой лежит терпимость.

Маниа – одержимость любовью, некий длительный эмоциональный экстаз: сильное, собственническое, требовательное и жаждущее полной взаимности чувство.

Филиа – родство душ, помыслов и интересов: любовь-дружба с глубоким уважением и взаимопониманием.

Аналита – спокойные и рассудочные отношения: индивидуально-избирательная и весьма даже интеллектуальная (но не духовная!) любовь.

Эрос – страстное, властное и чувственное тяготение к объекту любви, когда, кстати, внешность и манеры имеют особое значение.

Прагма – трезвая, разумная и прагматическая любовь по духовному или материальному запросу и расчёту.

Викториа – игра-борьба, основанная на приятном ощущении покорения объекта своих чувств (а точнее – довольно примитивных влечений).

Так вот, наиболее печальный вывод, который следовал из блестящих выкладок вышеупомянутых и иных авторов заключается в том, что каждый из шестнадцати соционических типов (они же психологические типы, по Майер-Бриггс) изначально оказывается способен только к двум (!) из этих восьми типов любви.

И, соответственно, то, будут ли ощущать в супружестве или вне его мужчины и женщины любовь друг друга (и, соответственно, любовь друг к другу…), определяется совпадением у них изначально присущих им типов любви (добро, если хотя бы одного, потому что совпадение сразу двух выглядит совсем уж невероятным феноменом – по чистой, извините, статистике…). И тот, кто не получит типичную для него любовь, будет искренне считать себя любовью обделённым!..

А в период ухаживания именно несовпадение типов любви может привести к тому, что вы отвернётесь от человека, с которым вполне даже могли обрести свое счастье. Потому как будете искренне считать, что он вас на самом деле не любит…опубликовано econet.ru.

Сергей Ковалев



Хочешь получать статьи этого блога на почту?
Новые статьи блога
Один комментарий
  • Георгий

    «Мало кто задумывается над тем, почему наши половые органы выполняют две столь контрастные функции: произведение жизни и выведение из организма мертвых отходов?» (С. Варакин). Создатель, cовместив органы размножения с органами испражнения и предоставив человеку возможность испытывать «злую радость» от осквернения другой личности, полагал, видимо, что лучшей гарантии сохранения вида он не найдет. Очевидно, что независимо от того, идет ли речь об обычном генитальном контакте или о «сексе с человеческим лицом» (В. Гитин), принципиальным в обострении нравственной болезни, называемой половым стыдом, является вопрос о том, какой частью тела мы «любим», какими ассоциациями распаляем свое воображение и из каких представлений и ощущений извлекаем высшее удовольствие. Существует две модели сексуальности.

    Первая модель в духе: «любовь – это «великий Бог» (Платон) или, как минимум, «каприз тела» (Ш. де Лакло). Влечение, удовольствие, нежность и даже самопожертвование – долгожданные подарки и душе, и телу. Короче: «жил-был мужчина и жила-была женщина. И они любили друг друга» (Д. Джером). Но чувства непостоянны, а потому издержки неизбежны. Этим занимается чуть ли не вся мировая литература и другие коммуникации и коммуниканты. Несмотря на то, что тема избита до полусмерти, а рецепты попсы от психологии – как стать счастливой – набили оскомину, несчастных меньше не становится.

    Вторая модель – половой акт есть преступление, насилие над партнером. Только физическое унижение объекта любви дает человеку возможность реализовать половое чувство (по Фрейду). Интимность – сокрытие постыдного процесса анально-генитального осквернения. Поскольку воображение заполнено кощунственными ассоциациями в адрес партнера по совокуплению, то это и есть ненависть – изнаночная сторона любви. По умолчанию между мужчиной женщиной в лучшем случае возможна дружба на основе просвещенного цинизма. Тема вызывает неприятие даже со стороны сексологов и психоаналитиков, которые, понимая присутствие в половой любви явных противоречий, стыдливо прячутся за словом «амбивалентность».

    Ни любви, ни привязанности в жизни полов просто неоткуда было бы взяться, не будь похоти. Именно похоть, т. е. аппетит промежности к осквернению партнера, отвечает, главным образом, на вопрос – за что мы кого-то любим.

    31 марта, 2019 в 10:53 |

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: